Возрождение.

4

Много лет назад дьявол решил продать все инструменты своего ремесла. Он аккуратно выставил их в стеклянной витрине на всеобщее обозрение. Что это была за коллекция! Здесь был блестящий кинжал Зависти, а рядом с ним красовался молот Гнева. На другой полке лежали луки Жадности и Желания, а рядом с ним живописно разместились отравленные стрелы Вожделения и Ревности. Еще там были орудия Страха, Гордыни и Ненависти. И все они были прекрасно представлены и снабжены ярлыками с названием и ценой. А на самой красивой полке, отдельно ото всех остальных инструментов лежал маленький, неказистый и довольно потрепанный на вид деревянный клинышек, на котором висел ярлык “Уныние”…

На удивление, цена этого инструмента была выше, чем всех остальных вместе взятых.
Один прохожий спросил дьявола, почему он так дорого ценит этот странный клинышек, и он ответил:
— Я действительно ценю его выше всех, потому что это единственный инструмент в моем арсенале, на который я могу положиться, если все остальные окажутся бессильными. И он с нежностью погладил деревянный клинышек.
Если мне удается вбить этот клинышек в голову человека, продолжал дьявол, он открывает двери и для всех остальных инструментов.
Он улыбнулся и добавил:
— Нет ничего смертоноснее уныния… (Притча)

Вот уже который час я бродила по городу и не видела дороги! Погода соответствовала моему настроению, моросил мелкий  дождь, пронизывающий ветер рвал на мне тонкий плащик,  но мне было не до этого, я бродила по улицам как зомби и невидящими глазами смотрела на редких прохожих, которые в панике шарахались от меня. Видимо видок у меня был еще тот, насквозь промокшая, с размазанной под глазами тушью и пустой безжизненный взгляд.

«Неужели это случилось именно со мной? Почему? За что мне такие испытания? Я жила как большинство людей,  не совершала особых грехов. Господи, за что, почему?» — все повторяла и повторяла я неизвестно кому предназначенный вопрос. Дело в том, что  сегодня доктор объявил мне приговор — в лучшем случае мне осталось год, полтора. Где-то мой организм дал сбой и внутри меня  растет опухоль, операция невозможна. Все! Баста! Конец фильма! Мне до ужаса жалко себя и еще очень страшно!!! До сегодняшнего дня я, конечно, знала,  что смерть неизбежна,  но  эта данность   не казалась такой неотвратимой, она брезжила где-то в далеком будущем и воспринималась очень расплывчато. Еще в моей голове никак не укладывалось то, что вот буквально через какой-то год меня не станет. Страшный зверь сожрет меня изнутри, а все остальное останется по-прежнему, солнце будет сиять, птицы петь песни,  зиму будет сменять весна, весну лето, НО, есть одно важное НО, которое для меня имеет огромное значение,  Я этого больше не увижу, НИКОГДА НЕ УВИЖУ!

Чуть живая от усталости я наконец-то добрела  до дома, хорошо, что муж в командировке, иначе пришлось бы что-то говорить ему и объяснять свое отсутствие, чего в данный момент делать я никак не могла. Я не хотела никого видеть, никому ничего сообщать, не хотела видеть несчастные глаза своих родных, пока еще не время, я должна пережить приговор врачей сама, разложить свою жизнь по полочкам, и найти в себе силы для достойного ухода. Приняв кое-как горячий душ, я повалилась на постель и забылась зыбким беспокойным сном.

Утро не принесло облегчения, но пережитые вчера эмоции помогли принять решение. Мне нужно время, которого у меня, судя по прогнозам врачей, осталось очень мало, но я постараюсь успеть, боли пока  не беспокоят, так что  на некоторое время я вполне могу себе позволить исчезнуть из жизни своих близких  и воплотить свой план в жизнь. Вначале нужно позвонить мужу и детям, и объяснить свое отсутствие….

Поговорив с родными, я посидела некоторое время, глядя в одну точку, потом встряхнувшись, набрала еще один номер:

-Отец Николай, доброго вам времени суток! Есть у вас минутка для беседы со мной?

-Оленька! Здравия и тебе, душа моя! Как же не найти времени для беседы  с любимой невесткой!- басом ответил мне по совместительству двоюродный брат мужа, а ныне,  настоятель монастыря, — Случилось что у вас, душа моя?- видимо мне не очень удалось изобразить бравое настроение и что-то в моем голосе насторожило проницательного батюшку.

-Да, есть небольшие проблемы, но не хотелось бы, обсуждать это по телефону, Коленька! Ты не будешь возражать, если я приеду к тебе на недельку, устала очень от работы, да и брат твой, мой муж, вот уже месяц в командировке, домой носа не кажет, соскучилась я без него, ты же знаешь, как тяжело я переживаю эти его командировки, вот тело мое  и запросило отдыха. Ну, так как? Не прогонишь рабу божью от своего порога?

-О чем разговор, душа моя,  ты же знаешь, что я рад тебе всегда,  когда планируешь поездку?

Обсудив с отцом Николаем детали моего посещения монастыря, я сделала еще пару звонков по работе, урегулировала все дела, заказала билет на вечер  и вот я уже сижу в купе поезда. Под мирный перестук колес пытаюсь свыкнуться с неизбежностью своей скорой смерти и всматриваюсь потухшим взором в темноту за окном, будто оттуда из этой неведомой темноты кто-то ответит на один и тот же вопрос,  бьющий набатом в моей голове: «ПОЧЕМУ? ПОЧЕМУ МИР ТАК НЕСПРАВЕДЛИВ??? Я НЕ ХОЧУ УХОДИТЬ, ИМЕННО СЕЙЧАС, КОГДА НАЧАЛИ СБЫВАТЬСЯ ВСЕ МОИ МЕЧТЫ, КОГДА КАЗАЛОСЬ БЫ ВСЁ ТОЛЬКО НАЧАНАЕТСЯ! Я ОТЧАЯННО НЕ ХОЧУ УХОДИТЬ!!!»

Уснуть мне не удалось, вот уже забрезжил рассвет, и поезд подъезжает к нужной мне станции, собрав вещи, я попрощалась с проводником и вышла на перрон. На улице довольно свежо, но день обещает быть ясным. Таксисты-частники наперебой зазывают клиентов, невдалеке бабульки, в белых платочках и передниках торгуют какой-то домашней снедью, как и в прежние, советские времена, в глубинке России жизнь осталась без изменений.  Я наняла такси и быстро доехала до места назначения. У ворот монастыря меня уже встречает отец Николай. Мы обнимаемся, и служитель провожает меня в предназначенную для меня келью. Быстро приняв душ с дороги, я направилась на самый важный в моей жизни разговор, замерла на миг перед дверью и, набравшись смелости, шагнула за порог.

Выслушав мою недолгую исповедь и планы на будущее, отец Николай вздохнул:

— Пути Господа неисповедимы, душа моя! А супруга своего, стало быть, ты не хочешь посвящать в свои планы, он имеет право на то чтобы все знать, ты так не считаешь?

-Коленька, ты же знаешь, КАК я люблю своего мужа, именно поэтому я не знаю, КАК сказать ему такое, не знаю, как отнять у него веру в будущее, мы вместе всего пять лет, он только поверил, что может быть счастлив. КАК, скажи, Коленька, как я могу отнять у него эту веру? Это похоже на своего рода предательство, я не могу, не могу этого сделать!- причитала я, глядя мертвыми глазами за окно, и в конце не выдержав, подбежала к Николаю, уткнулась в его колени и расплакалась. Рыдала я долго и со вкусом, жалея себя, своих близких, своего мужа, а батюшка поглаживал меня по голове, бормотал еле слышно:

-Ну, будет, будет, душа моя! Пути Господа нашего неисповедимы.

Успокоившись, я поднялась с колен и уже более уверенным тоном произнесла:

-Коленька, родной, я к тебе приехала за помощью! Кроме тебя мне некому помочь. Понимаешь,  мне нужно уединенное место, где я смогла бы пожить, не беспокоясь о собственном комфорте, разложить свои мысли по полочкам и подготовить достойный уход.  Я не смогу этого сделать, когда рядом со мной будут близкие, я хочу как можно дольше скрывать от них то, что я неизлечимо больна, а глядя в их любимые лица, видя в глазах боль расставания, я не смогу  ничего сделать.  Понимаешь, может я и эгоистка, но я не хочу, остаться в их памяти вечно  рыдающей, я хочу остаться в памяти близких мне людей радостной, сильной и счастливой, этого без подготовки мне не добиться!

-Я понял, тебя, душа моя, и постараюсь помочь,  чем могу. Мне ясно одно, что монастырь не совсем то, место, которое нужно тебе.  Есть у меня в знакомых один мирянин, благое дело для монастыря нашего делает, пожертвований не жалеет, добрейший и отзывчивый человек. Так вот, помнится мне, была у него фазенда на реке Волге. Ты, душа моя пойди, отдохни, а я созвонюсь с ним  и мы поговорим, я так понимаю, что тебе нужно торопиться?! – то ли спросил, то ли подвел итог нашему разговору отец Николай, отпустив меня кивком головы.

Немного успокоившись от беседы, я решила пройтись по окрестностям. Вообще-то я не особо верующий человек,  церковные обряды не соблюдаю, но Бога и Веру храню глубоко в душе. День уже перевалил к вечеру, воздух был напоен спокойствием и каким-то величием. Надо сказать, что монастырь расположен в живописном месте на высоком берегу  озера. Большая часть строений хорошо сохранилась, демонстрируя высокое искусство зодчих, строивших их, но все они нуждаются сегодня в больших реставрационных работах. Самым древним строением монастыря является каменная церковь Покрова Божией Матери. Строительство её велось на пожертвования какого-то богатого купца еще в 1733 году.   За 400-летний период существования жизнь монастыря внешне мало отличалась от жизни других монастырей на Руси: расцветы и падения, нашествия врагов, пожары, разграбления, вновь восстановление храмов и строгая монастырская жизнь, неусыпные молитвы и труд. В лучшие времена в монастыре было 8 храмов, богатая ризница, дорого украшенные иконы, богатое книгохранилище с древними рукописями, свитками и книгами. Все это поведал  мне отец Николай еще в первое мое посещение монастыря, когда мой муж привозил меня познакомить с братом. Я полюбила это место и полюбила отца Николая чистой сестринской любовью, хотя это неудивительно, отца Николая любят все, это очень отзывчивый и мудрый человек, он не может не откликнуться ни на один призыв о помощи.

Пока я любовалась красотами  и предавалась размышлениям, незаметно наступил вечер, от озера потянуло прохладой, и я основательно продрогла. Здесь меня и нашел служитель монастыря и сказал, что отец Николай уехал в какую-то деревню, по срочному вопросу и сегодня вечером мы с ним не увидимся, просил передать, что дело мое решилось положительно и утром в пять часов у меня поезд. Поблагодарив, служителя, я вернулась к себе в келью, упала на довольно жесткую постель и уснула.

Утром, провожая меня на перроне, отец Николай, обнял меня, перекрестил и, пристально глядя на меня своими проницательными глазами, произнес:

-Что хочу сказать тебе на прощание, душа моя! Не ропщи на Господа, не вини никого, повторяю, пути Его неисповедимы. Ты очень светлый и добрый человечек, душа моя, но чувствую, что мучает тебя какой-то вопрос, живет в тебе червь сомнений. Подумай, об этом и благодать Господа нашего, да святится имя Его, снизойдет на тебя!

Поезд тронулся, а я все думала о том, что же хотел сказать мне отец Николай, но на данном этапе ни одной  умной мысли   не приходило мне в голову. В дороге ничего примечательного не случилось.   Встреча с Коленькой не прошла даром, если  в душе моей и  не  наступили покой и умиротворение, то уж жалеть я себя перестала точно, наступило время ожидания, и я мысленно подгоняла поезд, как будто бы,  приезд на место мог изменить то, что изменить уже было нельзя.

Добралась  только на третий день пути, фазенда оказалась именно тем местом, на которое я рассчитывала. Дом  был  оборудован всеми современными удобствами, стоял особняком, прямо на берегу реки имелся частный уединенный пляж. Женщина из  поселка раз в неделю приходила наводить чистоту и порядок. Попади я сюда  раньше, когда еще не знала о своей болезни, да еще вдвоем с мужем, восторгу моему не было бы предела. Что может быть лучше, чем отдохнуть в райском месте, где природа дарит свою красоту и свежесть!

Живописные пейзажи, чистейший воздух, пение птиц и комфортные условия проживания, все это коснулось моего сознания лишь мельком. Сейчас у меня была другая задача. Я так торопилась сюда, а приехав и устроившись, растерялась. Что делать и с чего начать я не знала…. Прожив в оцепенении несколько дней, я выбралась в областной центр,  бродила по улицам, заходила в магазины, маленькие торговые лавочки, и вдруг в очередной антикварной лавчонке взгляд мой наткнулся на кубок. Это был очень старинный кубок, инструктированный камнями, но стоил он подозрительно мало для таких вещей. Не зная зачем, я купила этот кубок, и побрела дальше, в магазине  для рукоделия  приобрела кружева, нити для вязания крючком – нужно же как-то убивать долгие вечера, а рукоделие займет мои руки и упорядочит мысли. Добравшись до дома и перекусив, я поняла, что сделаю с приобретенным кубком,  взяла ноутбук,  расположилась на летней веранде, с которой открывался шикарный вид на реку. Полазив по всемирной паутине и добыв нужную информацию, я принялась аккуратно очищать приобретенную находку, время текло незаметно, но я была так увлечена, что не видела никого и ничего, вот уже наступили сумерки, и наконец-то закончив, я сладко потянулась всем телом, встала, зажгла свет и взглянула на преобразившийся кубок. Он стоял на столе, сиял начищенным только что боком, от него невозможно было оторвать взгляд. «Да,- подумала я это именно то, что  мне хотелось бы оставить сыну в подарок, на память о себе. Кубки дарят победителям,  каковым он и является по своей сути. Вначале он победил мой страх перед неизвестностью и появился на свет, сделав меня самой счастливой мамой на свете.  Потом вместе со мной  побеждал маленькие детские трудности, потом научился выстаивать перед большими трудностями и сейчас  добился-таки успеха, нашел свое место в жизни, нашел свое дело, женат, хорошо зарабатывает, его дочери, моей внучке уже пять лет.  Как жаль, что  мне так мало было суждено побыть рядом. Я хотела бы вместе с ним пережить рождение следующих его детей, момент  свадьбы его дочери, увидеть своих правнуков. Но, к сожалению, Господь рассудил по-другому,  тяжело вздохнув, я уселась за компьютер и принялась работать над текстом. У меня очень мало времени, завтра утром, нужно отвезти готовый текст ювелиру, так как работа, которую я ему поручу, потребует кропотливости, а это думаю достаточно долго в исполнении.  Просидев, не разгибаясь всю ночь, прерываясь только на то, чтобы вытереть слезы, то и дело застилающие мне глаза, я   закончила работу над текстом. Быстро собравшись и прихватив кубок, я съездила в город и поручила  ювелиру работу, приплатив ему за срочность. Вернувшись, я заснула тяжелым сном и проснулась только к вечеру следующего дня. Позвонив родным, расписав им красоты мест, где якобы отдыхаю и  поужинав, я вышла на веранду, уселась в кресло, и принялась за изготовление свадебной подвязки для внучки. Ей сейчас всего пять лет, но когда она вырастет, влюбится и предстанет перед алтарем, меня уже не будет рядом, поэтому, мне хочется оставить для нее какую-то вещицу, которая станет своего рода реликвией нашей семьи и будет напоминать о бабушке. Петля  цеплялась за петлю, а мысли мои скакали от одного к другому, возвращая почему-то меня в детство.

Я была последним ребенком в семье, старшие  сестры уже вышли  замуж и не жили с нами,    а брат, не смотря на то, что был старше меня на десять лет, стал с самого моего рождения огромной моей любовью. Я его обожала безмерно, он нянчился со мной, пока я была совсем младенцем, учил ходить и разговаривать, а с первой своей зарплаты купил  мне в подарок два неимоверно красивых платья, что для того времени было истинной роскошью. Я купалась в любви брата и была довольно избалованным ребенком, хотя уже тогда мои родители выпивали больше нормы, но я не понимала, что это нехорошо и  не чувствовала своей ущербности.  Уже потом, когда я стала учиться в школе и сравнила себя с другими детьми и с их семьями, я  поняла, что чем-то отличаюсь от всей массы. То родители забывали забрать меня из школы, и выходные я проводила у школьной учительницы, то приезжала в школу в неопрятной школьной форме, с грязными воротничками и на проверке санитарного состояния прибывших детей меня позорили и тыкали пальцами. Наверно, именно тогда во мне поселился червь неполноценности. Потом, когда погиб брат,  а следом за ним ушли один за другим и родители, меня взяла на воспитание старшая сестра, в школе меня стали называть сиротой. Это злило меня и приводило в недоумение, я хотела быть похожей на других, но это оказывалось, невозможным. Сестра была старше меня  на семнадцать с половиной лет, у нее росла своя дочь, на три года младше меня. Сестра,    по сути своей,  очень хороший, добрый, отзывчивый человек, но есть у нее одна особенность — она  не умеет любить чужих детей. Нет, она не обижала меня, не била, покупала для меня хорошие добротные вещи, заботилась обо мне, как могла, но естественно не могла дать мне материнской Любви.  Я очень чутко чувствовала разницу между ее родным ребенком и мной, и комплекс моей неполноценности разрастался, становился все больше, пускал свои корявые корни глубоко в мое подсознание.  Мне очень хотелось любви, хотелось, чтобы меня посадили на колени, приласкали или просто погладили по голове, я тосковала без мамы, и не понимала почему она бросила меня, уйдя из жизни. Я  думала, что не достойна любви. Мне отчаянно ее не хватало, и я считала, что жизнь обошлась со мной несправедливо!

«Стоп! – подумала я, прервав свои размышления, — вот он этот червь, который до сих пор точит меня, вот он! Это об этом мне говорил отец Николай!»

Наконец – то до меня дошло, что  почти всю свою жизнь я обвиняла непонятно кого, за то, что родилась в семье алкоголиков,  и зависела от  отношения ко мне других людей. Если меня любят и ценят – я счастлива, если не любят, то это является для меня катастрофой, я поддаюсь унынию и чувствую себя неполноценной. Родная моя моя сестра! Я всю жизнь винила ее в том, чего она мне дать не могла. Она в свою очередь, наверно, винила меня, и родителей в своей неудавшейся жизни, в том, что я недостаточно ей благодарна за то, что пожертвовав собственным счастьем, она воспитала и поставила на ноги меня, свою младшую сестру. Мы обе стали жертвами сложившейся ситуации. А для счастья нужно, было так мало, понять, что никто и ничего тебе в жизни не должен и полюбить СЕБЯ, полюбить искренне, со всеми  достоинствами и недостатками, полюбить и принять! Прости меня, сестренка, прости! Я тоже прощаю тебя, прощаю и посылаю через пространство лучик своей искренней любви, пусть она наполнит, окутает тебя, и успокоит! Будь счастлива, дорогая, ты заслуживаешь счастья!!!! Я люблю тебя! Не знаю, смогу ли я откровенно поговорить с тобой обо всем, да и поймешь ли ты меня, все-таки  целых тридцать лет длилась моя обида, то затихая, то расцветая в моем сердце, но сейчас, я прощаюсь с ней, со своей обидой навсегда!

Посидев немного в задумчивости, я поняла еще одно. Будучи уже взрослой, я осталась маленькой девочкой, отчаянно требующей Любви Мамы. Я искренне считала, что все мои таланты  от папы, что Мама не дала мне ничего кроме Жизни, и обижалась на нее за то, что она так рано ушла, не научив меня быть Женщиной. Но как же слепа была я!  Моя мама была Любима моим отцом, даже не обладая внешней красотой, в ранней юности она переболела черной оспой, вследствие чего все лицо было в страшных не красивых оспинах, а папа был первым красавцем в нашей деревеньке, и не смотря ни на что выбрал именно ее, и любил всю жизнь,  снося ее капризы и  перепады дурного настроения. Так что же получается? Моя мама вместе сЖизнью передала мне все, что мне необходимо в жизни, а уже потом, социум убил мою к ней Любовь, вложив в мою детскую головку стыд за то, что она была такая какая была, вложил штампы, и предписания о том, какими должны быть родители? Да, выходит что так! И эти штампы,  управляли моей жизнью столько лет! Столько лет заставляли страдать! Мамочка моя родная, прости меня! Как же я благодарна ntt, за все, что ты мне дала, и я знаю теперь, что свою задачу ты выполнила, а моя… моя еще впереди.

Было уже довольно поздно, когда я, оторвавшись от своих тяжких мыслей, написав на листочке слово «обида», вышла в сад, отыскала в садовом инвентаре лопату, выкопала неглубокую ямку, положила туда  этот листочек, присыпала землей.  «Все, — сказала себе я, — твоя детская обида и комплекс неполноценности похоронены! Их больше нет, не стоит больше думать об этом!» Сев прямо на землю, я расплакалась, ощущение было такое, будто я и правда похоронила кого-то.  И вдруг слезы высохли и я ощутила нежные Мамины объятия, будто  не стало времени, и она все так же со мной.

Следующие несколько дней я жила в прострации, гуляла по пляжу, купалась, в душе и в голове царила пустота.  Наконец наступил день, назначенный ювелиром, и я поехала в город,  добралась до ювелира, забрала готовый кубок, купила для своей невестки, как знак моего благословения и пожелания ей семейного счастья, старинный комплект — золотое кольцо и серьги с рубинами. Что оставить моему любимому мужчине и какие слова придумать для прощания я  так и не смогла решить, но время пока еще есть.  Вернувшись домой, забежав на  крыльцо, трясущимися от нетерпения руками, я  развернула мягкую ткань и  увидела  искрящийся кубок, на боку которого золотом была выгравирована надпись:

«Мой сын! Что бы ни случилось, Будь всегда хозяином своей жизни! Целься высоко, но не возносись, Всегда соизмеряй свои желания со своими возможностями. А главное — каждый раз, когда выходишь победителем, не важно, каким бы крошечным не было твое достижение, остановись на секунду и послушай приветственные крики, они звучат в твоем сердце, ты слышишь их сейчас? Это радуюсь я мой, родной! И где бы ты ни находился, я всегда буду в твоем сердце и на твоей стороне. Я буду в сиянии звезд, что освещают твою дорогу, В  ласковом прикосновении ветерка к твоей щеке, Я буду живительным дождем, проливающемся на твоем пути, Я всегда буду жить  в твоем сердце!Я люблю тебя и горжусь тобой! Твоя мама.»

Да! Получилось именно то, что я хотела. Со слезами на глазах, открыв дверь, я зашла в дом и замерла на пороге, в кресле на веранде сидел мой муж. Некоторое время мы, молча смотрели друг на друга, потом он, подошел ко мне, взял из рук кубок, поставил, на стол,  крепко обнял меня и произнес:

— Послушай, ну как ты могла ничего не сказать мне? Разве я не достоин твоего доверия? Как ты могла подумать, что я оставлю тебя в одиночестве с твоим страшным диагнозом, в который я, кстати, не верю! Собирайся, мы едем в Москву, если потребуется,  я отвезу тебя в Америку, к черту на кулички, черт возьми,  я не отдам тебя так просто, мы будем бороться! Ты самое важное, что есть в моей жизни, без тебя мне не интересно будет жить, понимаешь, без тебя моя жизнь потеряет всякий смысл, только ради тебя я просыпаюсь по утрам, только ради тебя и наших детей я зарабатываю деньги! На что мне моя жизнь, если тебя не будет? Собирайся немедленно, мы едем бороться за нашу с тобой жизнь!- уже не говорил, а орал на меня мой любимый мужчина!

«Ну, что ж, раз ему так хочется, пусть так и будет, будем бороться, раз ему так легче, ему и правда тяжело поверить и принять данное положение вещей, и не важно, что сама я кое-как свыклась с этой тяжелой мыслью и выполнила почти все из задуманного»- горько вздохнув, и нежно поцеловав, мужа,  я пошла собирать вещи.

Дальнейшие события слились для меня в единый поток, состоящий из дорог и обследований. И вот наступил момент, когда все анализы были сданы, все необходимые процедуры были выполнены и мы с мужем, крепко взявшись за руки, стояли на пороге перед кабинетом известного профессора, занимающегося  онкозаболеваниями. Мой муж вел себя так, как будто болен он, а не я и переживал намного больше меня. Я погладила его по руке, чмокнула в щеку и мы вошли. Профессор усадил нас в кресла, предложил кофе, долго крутил в руках бумаги и наконец, произнес:

-Уважаемая,  мы сделали все возможные анализы, провели все обследования, и вот что я вам хочу сообщить — голубушка, вы совершенно здоровы, не обнаружено даже намека на какое бы то ни было заболевание, вы абсолютно здоровы. При условии, что  будете вести здоровый образ жизни, Вы  сможете прожить лет, так скажем до девяноста, даже до девяноста пяти!

А инородное тело в вашем организме присутствует, но это вовсе н опухоль, Мадам,  Вы беременны, дорогая!  Вот, собственно и все, что я хотел вам сообщить, прошу прощения,  у меня очень мало времени.

Ошарашенные, мы  вышли из больницы, добрались до гостиницы, вошли в номер, обнялись прямо в коридоре и долго так стояли, потом вдруг посмотрели друг на друга и тут нас проняло, срывая друг с друга одежду, мы целовались так рьяно и горячо, как будто  все остальное утратило прежний смысл, мы как будто отпустили себя и яркий белый свет залил мозг, поглотил остатки сознания, стало трудно дышать, загорелась кожа, мой муж, рыча от нетерпения, волок меня в спальню, одновременно срывая с меня и с себя  одежду, в которой мы путались, приходили в еще большее нетерпение, не осталось ничего вокруг, кроме желания, которое пожирало нас изнутри, как пожар.  На нас надвинулся шквал,  цунами, от этого не было спасения, он накрыл нас с головой, закружил, все в мире меняя местами…..

После, сидя на балконе, у мужа на коленях я новыми глазами смотрела на мир и не узнавала его, появились новые краски, звуки, ощущение было как после живительного летнего дождя, прошедшего грозой после долгой засухи.

-Слушай, какая же я оказывается, дура! Я полжизни провела, ища виноватого, в том, что я вот такая, какая есть — сказала я мужу, — а,  жизнь так прекрасна, и многогранна со всем, что в ней присутствует, с победами, с неудачами, с любимыми и нелюбимыми людьми.  Господь подарил мне эту жизнь, подарил мне шанс прожить и прочувствовать каждый совершенный миг, а я? А я, не понимая  того, что каждый человек уникален, по своей сути, корила и винила себя, сестру, родителей искала признания  и доказательств чьей то любви, не зная того, что она у меня уже есть, эта любовь. Стоит только открыть дверцу своего сердца, и она наполнит меня и все мое окружение, и весь мир своей золотой, животворящей энергией, и тогда невозможное станет возможным и  исполнятся все мечты. И корме того, у меня есть ты – самый драгоценный подарок, который смогла бы я полчить когда бы то ни было!

— Ты, права дорогая, ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА И УДИВИТЕЛЬНА, и она стоит того чтобы жить, и у нас есть МЫ, — сказал мой муж и поцеловал меня долгим и нежным поцелуем.

Я как птица Феникс возродилась из пепла, и была готова прожить оставшуюся жизнь, ценя каждое ее мгновение, реализовать все свои мечты и подарить своим близким столько своей  любви, сколько умещается в моем сердце, никогда не предаваться унынию и  ничего  не требовать взамен!

 

Любите жизнь, любите её самые мелкие подробности, любите даже самые незначительные вещи. Еда, ходьба, сон — любая обыденная деятельность может превратиться в наслаждение.
Всё следует делать с радостью, любое действие должно преобразиться в танец.
Тогда истина не за горами, тогда с каждой секундой она становится всё ближе и ближе.
В тот миг, когда блаженство становится полным, на тебя нисходит истина.
Истина несёт с собой освобождение (Ошо)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *